Зона особой ментальной белой армии им Кошкина

Зона особой ментальной белой армии им Кошкина

 

 

1

 

Когда двери поезда закрылись, Нютинава облегченно вздохнул. Минут через 40 он будет в аэропорту, и весь этот кошмар для него окончательно кончится. Страх почти полностью исчез, уступив место ликованию. Он их сделал!

Если бы неделю назад ему сказали, что он бросит работу, жену и, сняв все доступные на картах деньги, без вещей улетит неизвестно куда и будет при этом испытывать эйфорию от чувства жизни, на которое он раньше и внимания не обращал, Нютинава ни за что не поверил бы.

В проходе между рядами сидений появился стюард, или как там называются торговцы напитками, бутербродами и прочими закусками в аэроэкспрессах.

- Молодой человек, что из алкоголя у вас есть? - с нечеловеческим оптимизмом спросил Нютинава торговца.

- Только пиво, три сорта.

- А как же водка? - уточнил Нютинава и попытался вспомнить, когда в последний раз пил русский национальный напиток. Поймав настороженный взгляд официанта, он снисходительно протянул ему тысячу и добавил, улыбнувшись:

- Шучу, две бутылки, пожалуйста, сдачи не надо.

Настороженность моментально сменилась подобострастной учтивостью:

- Орешков, чипсов, солёной рыбки?

Нютинава покачал головой, и стюард покатил свою тележку дальше. Пассажиров было немного, и он радовался, что сумел получить щедрые чаевые.

Отхлебнув пива, Нютинава констатировал, что его вкус за последние 7 лет не изменился. "Да, не завязал бы я тогда, ничего бы этого со мной теперь не случилось ", - подумал он, - "да никто ведь и предположить не мог, что этим тварям нужны только трезвенники". Впрочем, он недолго проворачивал эти мысли в уме, так как был человеком, не склонным к пустым сантиментам, он никогда не сосредотачивался на проблеме, концентрируясь на путях её решения. Когда поезд пересекал по мосту московскую кольцевую дорогу, он машинально посмотрел на часы и непроизвольно выругался. Крупные капли холодного пота выступили на спине. Настроение резко испортилось.

Впопыхах он забыл избавиться от Айвотч. Сорвав часы, он попытался раздавить их каблуком, но они оказались прочными. Окна были намертво закрыты, оставалось только утопить часы в унитазе. В туалет была очередь, и тут Нютинаве пришла в голову отличная идея, которую он тут же притворил в жизнь, незаметно опустив Айвотч в карман рюкзака, стоящего в очереди туриста.

До прибытия оставалось минут 15.

Нютинава подумал, что в любом случае, если за ним следили при помощи этих часов, теперь они знают, что он едет в аэропорт.

И дёрнул же его черт вчера зайти к начальству. Чувствовал же, что не надо. Ушёл бы на полчаса пораньше, как хотел, и всего этого кошмара не было бы. Все из-за Пименового. Его ведь ждал, пока он презентацию делать закончит. Даже не верилось, что сегодня суббота, и за какие-то неполные сутки его жизнь полностью изменилась.

 

2

 

До конца пятничного рабочего дня оставалось полчаса. Нютинава с папкой подмышкой, в которой, к слову, ничего кроме его личного ультратонкого ноутбука не было, с напускным озабоченным видом подошёл к двери и сказал, тревожно глядя на замигавшую на его рабочем телефоне лампочку вызова.:

- Заскочу по дороге к клиенту, отдам допник, всем пока!

- Подожди меня, подкинешь до Чеховской, - требовательно попросил Пименов, не подымая головы от монитора. Со стороны могло показаться, что он его начальник, а не наоборот.

- Клиент строго до 17.00, ждать не будет, - поморщился Нютинава и отпустил ручку двери, - давай быстрее.

- Пять сек, сейчас только презентацию сохраню, - заверил Пименов.

Ровно через 5 секунд на столе Пименового зазвонил телефон. Сняв трубку, он покосился на Нютинаву:

- Да, Илья Валентинович, здесь. Сейчас передам, чтоб зашёл. Нет, нет, весь день у нас в подразделении, наставляет молодёжь.

- Не ожидал от тебя, - поблагодарил Пименова Нютинава. - Я от Валентиновича целый день сегодня прячусь и не просто так, а по твоему косяку, между прочим.

Пименов извинительно вжал плечи в голову и покосился глазами направо и налево, давая понять, что он опасался стукачей, которые не упустили бы возможность сообщить наверх, что он прикрывает начальство, прогуливающее работу.

Поднявшись наверх, Нютинава решительно вошел в кабинет шефа.

Вопреки его ожиданиям, Илья Валентинович находился в прекрасном расположении духа и не стал даже подымать тему сегодняшнего косяка.

- Я вот о чем с тобой поговорить хотел, Сергей, - сказал он, приглашая садится. - Ты уже сколько у нас начальником управления работаешь?

- Да, лет пять уже или около того.

- На самом деле, шесть уже, - уточнил Илья Валентинович.

Он так ласково и загадочно смотрел на Нютинаву, что последний даже почувствовал себя смущённо и уже не Бог весть что подумал, когда Илья Валентинович продолжил:

- Засиделся ты на своей должности, засиделся...

Да и достижений особых не отмечается в подразделении твоем в последнее время.

- Так это не только в нашем управлении с достижениями сейчас туго, - улыбнулся Нютинава. - В других подразделениях банка, как и в отрасли в целом, их нет.

При этом, как ни странно, бесполезной работы прибавилось. Одни согласования чего стоят. Вертимся, крутимся целыми днями, все в мыле, в пене, некоторые до ночи задерживаются. А по факту с внутренней бюрократией боремся. На выходе ничего кроме графиков и презентаций нет.

- Крутитесь, вертитесь - задумчиво подтвердил шеф. - Только ты напрасно считаешь, что зря. Принцип работы гироскопа знаешь?

- Примерно.

- Вот и вращение сотрудников нашего банка вовсе не просто так происходит. Энергия, выделяемая при преодолении нечеловеческих бюрократических преград, выполняет стабилизационную функцию. Так что не надо думать, что все эти регламенты дураки пишут. Без вашей возни было невозможно… За окном дважды покаркал черный ворон. Шеф осекся. У него тихо звякнул сообщением мессенджер в телефоне. Прочитав его, он ритмично постучал ногтями по стеклу аппарата и спросил:

- Так. Сколько у тебя руководителей из Правления банка сменилось за это время?

- Трое.

 

3

 

- И вот опять это место вакантно, - продолжил Илья Валентинович. - Ты, кстати, в курсе, что в прошлые разы мы тебя дважды рассматривали как кандидата в члены Правления заочно, так сказать.

- Нет, не в курсе, но в последний раз догадывался. Меня тогда в службу безопасности ещё вызывали и очень подробно про личную жизнь расспрашивали.

- Да, тогда мы долго совещались и в конце концов приняли решение включить в Правление не лучшего, - он указал карандашом на Нютинаву, - а наиболее правильного кандидата.

Нютинава выжидающе и доброжелательно молчал, соображая между тем, с чего бы, руководство вдруг решило ввести его в Правление. Раньше почти всегда обходились варягами - чьими-то родственниками или непонятными, но адекватными людьми, которые приходили из никому неизвестных организаций.

- Как там, у тебя с этим делом, не изменилось? - спросил он, постукивая себя двумя пальцами по горлу.

- По-прежнему в завязке.

- Это хорошо, а вот к вегетарианству, как относишься, смог бы отказаться от мяса?

- Ну, не знаю, пару раз постился по полной по 40 дней, особо не испытывал трудностей.

- Стоп! - Илья Валентинович одел очки и озабоченно пролистал какие-то бумаги в пластиковой папке.

- Тут сказано, что по вероисповеданию ты атеист с гуманистическим уклоном, - он вопросительно посмотрел поверх очков.

- Так и есть, просто очищал тело и душу.

- Душу, - повторил Илья Валентинович, закрывая папку. При этом Нютинава успел заметить, что в папку вклеены его фотографии из Фейсбука.

- Очень хорошо, - подытожил Илья Валентинович. - По деньгам, я думаю, будет раз в 5-10 больше, чем ты сейчас получаешь. Но деньги эти не просто так платят. Что скажешь?

Нютинава имел важное правило в жизни – никогда не отказываться от новых возможностей, поэтому не раздумывая ответил, что он согласен.

- Так, я тебе специальные условия ещё не озвучил, - придвинувшись вперед и немного изменив тембр голоса, продолжил шеф, - тут дело вот какое, кто в Правление добровольно входит, должен навсегда отказаться от алкоголя и мяса.

Илья Валентинович строго, как будто сканируя, посмотрел на Нютинаву. И как будто прочитав его мысли добавил:

- Да, у нас что-то типа секты. Если согласен, завтра с утречка инициацию и пройдёшь. Он протянул стикер с адресом.

 

4

 

На следующий день Нютинава прибыл по указанному в записке адресу: Большой Сухаревский переулок, дом 13, строение 1. Это было желтое четырехэтажное жилое здание дореволюционной постройки в тихом Московском дворе. По старым почерневшим деревянным рамам окон, можно было легко определить, что большинство населения дома доживает свой век. Вкрапление окон с новыми стеклопакетами в сочетании с малогабаритными дорогими автомобилями за шлагбаумом во дворе давало понять, что проживающие в доме старухи были разбавлены содержанками богатых бизнесменов, которым последние предпочитали покупать квартиры как раз в таких тихих местах без лишних глаз, недалёко от работы. С одной стороны дома были входы в подъезды, Сергей походил здесь и подумал, о нелепости ситуации, когда инициация будет проходить в одной из квартир. Он решил было посмотреть с другой стороны дома и, действительно, здесь по центру дома был небольшой вход в полуподвальное помещение. Через несколько секунд дверь приоткрылась, и оттуда высунулась лысая голова щуплого молодого человека.

- Сергей Нютинава, - спросила голова и, получив утвердительный кивок, жестом пригласила войти внутрь.

Они прошли несколько раз по ступенькам вниз, очутившись в подвале, где шли по длинному, заставленному пыльными зелёными коробками коридору, который кончился обычной деревянной дверью с номером 13 .

Молодой человек постучал, выждал секунд пять, после чего распахнул перед Сергеем дверь.

- Проходите, прошу садиться, -сказал сидящий за столом, с видом строгого экзаменатора, Старик. - Антон, спасибо, будь добр, подготовь вагонетку. Лысая голова исчезла, закрыв за собой дверь.

Нютинава сел на холодный белый кожаный диван из Икеи, отметив, что у его тещи дома такой же, только не ободранный.

- Значит будем знакомиться, - бодро сказал старик и закурил тонкую длинную сигарету. - Меня зовут Михаил Григорьевич, представляю союз ветеранов химических войск МВД.  К инициации готов?

- А... Илья Валентинович, - как бы оправдываясь начал Сергей.

- Готов или не готов, - грубо перебил его старик.

- Готов, -  твердо подтвердил Нютинава, немного опешив от поведения дедка.

Старик достал из ящика толстую тетрадь и с громким шлепком опустил ее на стол.

- Вот теперь я слышу ответ и верю, что передо мной стоит потомок первого японского коммуниста! - Фамилии, имя и отчество – строго спросил он и принялся неторопливо красивым старинным почерком вписывать все данные в журнал.

Закончив с биографическими моментами, старик убрал журнал, застегнул все пуговицы на пиджаке, встал и уже собирался сказать что-то существенное, когда в комнату смешно вошла молодая стройная женщина в белом халате, она очень грациозно передвигалась на высоких каблуках. Девушка оказалась на голову выше старика и ей пришлось пригнуться, чтобы прошептать ему в ухо. Он слушал, и его, не без того невеселое лицо, стало ещё мрачнее.

- Как же мне все это надоело, - обращаясь скорее всего к самому себе, чем к ней, наконец сказал он. - Владеем миром и на всём экономим. Кто, вообще, додумался молдаван в туннель пускать.

 

5

 

Он встал и нервно зашагал по комнате взад-вперёд.

Нютинава понял, что произошло что-то непредвиденнее и это что-то имело к нему прямое отношение.

Наконец старик вернулся на место и взял в руки мобильный:

- Антон, вчера при ремонте рельс в тоннеле молдаване контактный рельс замкнули. Вагонетку можешь не готовить:дорога теперь не работает.

Он молча кивал, слушая собеседника, и, закончив разговор, обратился к Нютинаве:

- Итак, молодой человек, сейчас у вас будет последняя возможность отказаться от вступления в гильдию вечной весны, после того как вы опуститесь в подземную обитель братства, путь назад будет отрезан.

- Сергей подумал, что мифы о подземном метро оказываются не такими уж и сказками. Понятно, что пользуется этим видом транспорта настоящая элита, а не ряженная силиконовая мафия, которая часто мелькала в телеэфире и новостях Интернета. Глупо отказывается от возможности приобщиться к такому обществу. Он заверил старика, что безоговорочно согласен и уже через две минуты в сопровождении лысого парня Антона  двинулся в сторону центра. Шли подворотнями, ныряя в арки и протискиваясь через узкие проходы между домами. Нютинава даже и не знал, что в Москве ещё сохранились такие дворы. Минут через семь они пересекли Бульварное кольцо и зашли во двор большого старинного особняка со следами гипертрофированного запустениях, когда расчётливые застройщики делают все возможное для признания строения аварийным и неремонтопригодным, чтобы потом втиснуть на его место ещё одну офисную коробку.

Антон подошёл к старой кирпичной будке с голубой эмблемой Мосгаза. Он порылся в кармане шорт и уверенно открыл старый ржавый замок, личинка которого оказалася хорошо смазанной. Внутри было прохладно и абсолютно тихо. Антон закрыл изнутри дверь на защелку и зажег карманный фонарик. Он откинул кусок старого линолеума на полу, и под ним показался квадратный металлический люк.

Мы спустились в помещение, похожее на заброшенное бомбоубежище. На полу валялись противогазы, вскрытые аптечки, пожелтевшие журналы и газеты, пустые винные и водочные бутылки. Луч фонаря пробежался по салатовым стенам, густо покрытым надписями, из которых Нютинава успел прочитать только две: «ДМБ79» и «Пашка лох».

По всему было видно, что компании молодежи собирались здесь очень давно.

- Тут у нас запасной вход в главный туннель, - пояснил Антон, вставляя в прорезь замка длинный ключ причудливой формы. - Не поможете?

Вдвоём они с трудом открыли толстенную сейфовую дверь, за которой был узкий длинный коридор. Метров через 30 коридор вывел в круглый туннель, по которому была проложена узкоколейная железная дорога.

Они бодро зашагали по шпалам, и Нютинава радостно подумал, что вот оно метро -2, ведущее от Кремля до Рублевки или еще куда-то загород. Они шли в сторону центра, неужели вскоре он попадёт на закрытую территорию Кремля? Однако тут показалась небольшая платформа, до Кремля они явно на успели бы дойти.

 

6

 

На платформе в кресле сидел человек в джинсах и чёрной футболке. Едва завидев Нютинаву и Антона, под достаточно бодрый аккомпанемент гитары он затянул:

«Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить.
Но поезд идёт, купе опустело
И тянет поговорить

 

Нютинава, который в прошлом и сам увлекался гитарой, отметил, что встречающий играет достаточно сносно.

Закончив петь, молодой человек ловко вскочил на ноги и по-приятельски, словно они были знакомы уже много лет, пожал Сергею руку.

- Как там Валентинович, - спросил он Нютинаву и при этом коротко и слегка брезгливо пожал руку Антону.

- Вашими молитвами, - ответил Нютинава

- Игорь, - представился молодой человек и протянул для приветствия руку.

Его рукопожатие было энергичным и дружеским, Нютинава сразу понял, что перед ним волевой, позитивно настроенный человек, с которым скорее всего приятно будет иметь дело.

Они шли по длинному коридору, который еле заметно подымался вверх.

- Значит, готовы к процедуре инициации, шутка ли, стоите на пороге вечной жизни.

При упоминании вечности Нютинава почему-то насторожился.

- Так, а в чем инициация состоит собственно, какие там процедуры?

Игорь резко остановился:

- А вам Илья Валентинович разве не намекнул?

- Нет

- А Мих Григ?

- Не знаю, кто это, - ответил Нютинава.

- Ну это дедушка, который вас по технике безопасности инструктировал.

- А, Михаил Григорьевич, отставник, - нашелся Нютинава, - он у меня только данные спросил и об общей готовности спрашивал.

- А про то, что обратного пути не будет предупредил? - спросил Игорь.

- Да, - подтвердил Нютинава.

Игорь кивнул, и они пошли дальше. Вскоре по левую сторону коридора показалась дверь с надписью Лекционный Зал, куда они и вошли. Место походило на школьный класс с тремя рядами двухместных парт. Стены без окон были завешаны плакатами из цикла действия при возникновении чрезвычайных ситуаций.

Нютинава обратил внимание на доску, на которой мелом был нарисован поделённый на двое круг. В верхней части круга было написано "идеологический уровень", в нижней - "обыденный уровень". Снизу можно было разобрать название фигуры: "схема сознания масс".

Игорь заметил взгляд Нютинавы и поспешил к доске, чтобы стереть круг.

- Тема нашей вводной лекции будет вера. Он пригласил Сергей садиться за парту и принялся рассказывать:

- Вера — естественное продолжение сознания, результат эволюции человека. Верить во что-то — значит искать ответы на вопросы внутри себя. Осознанно или интуитивно - не имеет значения.

Игорь взял мел и нарисовал на доске большой круг. Только теперь он не поделил его линией пополам, а нарисовал внутри круга ещё один поменьше.

На сфере большего круга он написал "сознание", внутри внутреннего - "вера". По почерку Нютинава понял, что предыдущую фигуру также рисовал Игорь, который с воодушевлением продолжил:

- Апологеты науки говорят, что вера появляется там, где нет знаний, что вера — это суррогат, предназначенный для заполнения информационного вакуума в голове. От себя бы я ещё добавил, что это не совсем так.

Игорь победоносно посмотрел на плакат "Действия при городском пожаре" и по его лицу было видно, что он относится очень серьёзно к своей странной речи.

- Вера — это не только удел безграмотных, ищущих простое решение важнейшей задачи – как сберечь свою личность. Вера возникает не в отсутствии информации, а когда сильно хочется, чтобы информация приняла определённый вид. Люди верят в загробную жизнь не потому, что им не хватает знаний, а потому, что не хотят умирать.

Мысли о райских кущах приятны им, потому что они видят в них себя любимых. Хотят жить вечно.

При этом вера — удивительная штука, потому что иногда это самое «хочу» превращает фантазии в реальность. Вера заставляет людей в погоне за мечтой рисковать, идти на крайности, совершать нелогичные, но по необъяснимому стечению обстоятельств, правильные шаги. Экспериментировать, открывать новые горизонты, делать мечты явью. Но для вас теперь это все не актуально. Сейчас вы стоите на пороге одной из величайших тайн.

 

 

Читать полностью 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: denisbobkin8 (04.11.2017)
Просмотров: 301 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar